Где должна висеть мемориальная доска о блокадных мозаиках Фролова?

Несколько лет назад на станции Новокузнецкая появилась мемориальная доска. Она сообщает, что мозаики для этой станции созданы профессором Фроловым в блокадном Ленинграде. Однако это не совсем так. Фролов действительно создавал мозаики для этой станции.  И создавал мозаики в Блокаду, но не эти. По сути эта доска должна стоять не здесь, а с этими мозаиками вышел настоящий детектив.  Придется разобраться во всём подробно.

Кто делал мозаики для Новокузнецкой

Мозаику, обычно, делают делают двое — художник и мозачист. Художник делает эскиз, а мозаичист подбирает и раскладывает кусочки материала. Эти мозаики, которые сейчас можно видеть на новокузнецкой делал Дейнека. Воплощать в эти эскизы поручили Владимиру Александорвичу Фролову — потомственному мозаичисту в третьем поколении, выполнившему огромное количество мозаик еще до Революции. Тандем оказался успешным. Сначала были сделаны мозаики для Маяковской.  В 1940 году приступили к мозаикам для Донбасской.  Так называлась станция Павелецкая при проектировании… Но ведь на Павелецкой нет мозаик!

Донбасская — Павелецкая

То, что мы знаем как станция Павелецкая планировалась как станция  Донбасская.  Её проектировали братья Веснины и заказали художнику Дейнеке  мозаичные панно для сводов. Дейнека как раз перед этим делал панно для станции Маяковская в кооперации с Ленинградской мастерской Фролова.  Сам  В. А. Фролов в подобном отчёте по итогам 1938 года, где речь шла о мозаиках «Маяковской», характеризовал Дейнеку как «одного из лучших наших монументалистов» и рекомендовал его как художника для панно на проектируемой станции.

Дейнека разработал программу мозаичного ансамбля: «В основном среднем проходе станции по всей протяжённости… были запроектированы 14 восьмигранников… Тема мозаик – железнодорожная магистраль Москва – Донбасс. Проходя по станции от края и до края, вы как бы пролетали сотни километров, отделяющие Москву от сердца южной промышленности – Донбасса», — писал Дейнека в своих мемуарах.

 

Эскиз станции Павелецкая с мозаичными панно Дейнеки.
Эскиз станции Павелецкая (Донбасская) с мозаичными панно Дейнеки.

19 марта 1940 года был подписан договор между художественным отделом Строительства Дворца Советов, в ведении которого находилась мозаичная мастерская, и  Управлением строительства Московского Метрополитена на выполнение «декоративных мозаик из нешлифованной смальты для станции Павелецкой 3‑й очереди Метро по эскизам художника Дейнеки А. А. …Общий объём работ слагается из 14 мозаик, устанавливаемых на потолке станции, площадью шесть (6) кв. метров каждая. Итого кв. метров 84… Стоимость изготовления… мозаик составляет 310.800 (триста десять тысяч восемьсот) рублей из расчёта 3.700 руб. за 1 кв. метр декоративной мозаики…». 

«Строительством Московского Метрополитена» на выполнение «декоративных мозаик из нешлифованной смальты для станции Павелецкой 3‑й очереди Метро по эскизам художника Дейнеки А. А. …Общий объём работ слагается из 14 мозаик, устанавливаемых на потолке станции, площадью шесть (6) кв. метров каждая. Итого кв. метров 84… Стоимость изготовления… мозаик составляет 310.800 (триста десять тысяч восемьсот) рублей из расчёта 3.700 руб. за 1 кв. метр декоративной мозаики…»

Павелецкой в мастерской мозаиками Фролов
Работа над мозаиками для Павелецкой в Ленинградской мастерской в 1940.  Фролов стоит в центре. На заднем плане несохранившийся герб.

Дейнека приступил к работе над эскизами лишь в апреле 1940‑го.  Работа началась, но шла не быстро. Мастерская подгоняла художника с эскизами, художник постепенно передавал картоны с эскизами в Ленинград. К концу 1940 года мозаики были в основном готовы, а в январе 1941-го  отправились в Москву. 

Таким образом мозаики для Павелецкой были готовы и отправлены в Москву еще до войны!

статья о мозаиках мастерской Фролова
Статья в газете «Вестник Метростроя» о мозаиках мастерской Фролова. Фото Александр «rusos» Попов

Война спутала планы строительства метро

Из мастерской мозаики передавались на картонах на которые были наклеены кусочки цветной смальты. Что бы украсить ими станцию их нужно  было залить в бетонный плафон.

Заливку мозаик делали в Мраморном заводе Метростроя на Дорогомиловской улице. Заливали прямо на улице.  Но все планы спутала война. Враг подошёл вплотную к Москве.  Начались первые бомбёжки Москвы. Прямо через реку от Мраморного завода была сортировочная станция, и рядом Киевский вокзал,  которые были целями артналётов.

Мраморный завод Метростороя где Дейнека заливал мозаики Фролова в 41 году
Карта поражений объектов во время налётов на Москву в 1941-1942 год. Восьмиугольником отмечено примерное место Мраморного завода Метростороя где Дейнека заливал мозаики Фролова

Изготовление плафонов пришлось приостановить. Ярко блестевшие мозаики с их богатыми золотыми фонами вызвали беспокойство администрации. Дейнека вспоминает:

«…где‑то на заводском дворе мы с мастерами заливали восьмигранники. Каждый день в 11 вечера начиналась бомбёжка. С утра мы снова продолжали наше дело. Администрация приказала срочно убрать со двора мозаики, так как‑де золото своим блеском может привлечь внимание врага. Залитые в цемент смальтовые наборы мощный кран опускал в ямы…».

Скоро и строительство станции Донбасская остановилось — металлические конструкции для станции остались… на Донбассе. Стройку заморозили, а проект станции потом пришлось переделывать на временный. Сейчас об остатках этого временного проекта напоминает участок с иным оформлением у выхода к Павелецкому вокзалу.   

Как мозаики Фролова оказались на Новокузнецкой

Но уже весной 1942 года, едва остановив врага у Москвы, возобновилось строительство метро.  Строительство Новокузнецкой было поручено архитектору Таранову, который  узнал о готовых панно оставшихся от проекта Павелецкой и решил установить их на Новокузнецкой. Н.А. Быкова, его жена и соавтор проекта Новокузнецкой, позже вспоминала:

«Мы заканчивали «Новокузнецкую» уже во время войны. Заготовленные для неё архитектурные детали были спрятаны в подвал. Муж вернулся в Москву из эвакуации раньше меня. В письме написал мне, что обнаружил оставшиеся не у дел прекрасные мозаичные плафоны А. А. Дейнеки, предназначавшиеся для «Павелецкой» и что намеревается использовать их в нашей станции. Мне не хотелось отягощать мозаикой лёгкий свод, но я не успела отговорить мужа. Когда приехала в Москву, плафоны уже были установлены». 

Панорама Новокузнецкой. Фото Александр «Rusos» Попов. Кликабельно.


Сейчас на станции Новокузнецкая расположены 7 мозаик Дейнеки.  Еще одна, 
«Парад физкультурников»,  украшает наземный вестибюль станции, а ещё одно смальтовое панно исчезло при установке гермозатвора в 1950-х при превращении метро в противоатомное убежище. Её углы можно рассмотреть под штукатуркой потолка, но состоянии его не известно.

А вот куда делись остальные панно? Доподлинно это неизвестно. Сам Дейнека писал в 1961 году в книге «Из моей рабочей практики»: «Остальные пребывают в земле. Ансамбль нарушен, некоторые мозаики утеряны…»

Плафоны для станции Павелецкая. Чёрно-белые не сохранились
Плафоны для станции Павелецкая. Те, что чёрно-белые не сохранились.

Территория Мраморного завода Метростроя, во дворе которого укрыты мозаичные плафоны, сегодня частично занята зданием гостиницы «Украина».  Есть вероятность, что часть панно закопаны на незастроенной части участка.  Среди них могут быть композиции «Герб УССР», «Герб РСФСР», «Всадники», «В забое», «Футбол» и «Хоровод».

А может быть панно спрятали в полости бывших Дорогомиловских каменоломен, которые как раз находились вблизи бывшего  завода, но были частично затоплены при подъёме уровня реки после строительства канала?  Как знать, может быть нас еще ждут находки.

Легенды о мозаиках из блокадного Ленинграда

Откуда же появилась легенда, о том, что мозаики на Новокузнецкой были сделаны в блокадном Ленинграде?   Из газетной заметки Неволиной  «Смальта» в газете «Ударник Метростроя» от 8 ноября 1943.

«Новокузнецкой»: «Физкультурный парад. В голубом воздухе вздрагивают от ветра разноцветные шелка знамён.  Ослепительные белые майки. Красивые смеющиеся лица, стройные, отливающие бронзой мускулы… Движется прекрасная живая пирамида. Так выглядит первая картина из смальты, которую увидит пассажир Новокузнецкой в своде вестибюля. Внизу, в предэскалаторном зале, в лёгком ажурном своде потолка – две картины. Вот группа сталеваров. Мужественные, открытые лица. Ветер раздувает полы синих рабочих курток.
Очки сдвинуты на лоб. Далее – сбор урожая. Южное небо. Ветви яблони гнутся под тяжестью плодов. Женщины в лёгких платьях собирают в корзины душистые яблоки. В средней части зала – ещё пять картин. Большинство из них посвящено производственной тематике. Здесь снова сталевары, но уже у пылающей домны. Новенький трактор сходит с конвейера. Могучий подъёмный кран, поднял как пёрышко громоздкий груз. Вот распласталось мощное, серебристо серое тело самолёта. Около него хлопочут пилоты. И, наконец, железнодорожный мост, на нём состав, вырвавшийся из тоннеля.  Восемь прекрасных мозаичных панно из смальты (мелкого разноцветного стекла)украшают Новокузнецкую. …В Ленинграде, в Академии художеств, сделаны эти замечательные панно. Собирал их по рисунку художника Дейнека лучший мозаик нашей страны художник Фролов.

Часть мозаик собиралась уже в дни войны в осаждённом, израненном, истерзанном, но непокорённом городе-герое. В эти дни Шостакович написал свою Шестую симфонию, а художник Фролов собирал картины из смальты для московского метро, прекраснейшего памятника сталинской эпохи. Вера в победу, в прекрасное будущее народа блестят в каждом кусочке разноцветной смальты. …В дни, когда над городом рвались артиллеристские снаряды, художник Фролов со своими помощниками, увлечённый творчеством, кропотливо и внимательно искал тона, чтобы как можно лучше передать настроение автора эскиза. …И вот картины собраны, тщательно уложены и направляются в Москву через Ладожское озеро…»

Тогда, в 1943 году, еще  никто не говорил о Блокаде. И не писали тогда о голоде и условиях, в которых работал Фролов. Ведь он делал мозаики в помещении без света и отопления.  Автор говорит о восьми мозаиках, довольно точно их описывая. Однако сегодня на станции «Новокузнецкая» находятся только семь плафонов, включая плафон в верхнем вестибюле. Мозаики  «Сталевары», о которой пишет Неволина, нет не только на станции, но и в описаниях. Возможно это не «Сталевары», а «Шахтёры». Это то самое панно через которое прошёл гермозатвор.

Но, сохранилось предание, которое рассказывает внук художника  Владимир Фролов, которое ходит по сети. Этот же эпизод он рассказывает в научно-популярном фильме из цикла «Искатели»  — «Исчезнувшие мозаики московского метро» на 46 минуте. Фильм приведен в конце этого поста.

— И мозаики вывезли по Ладоге на одном из последних кораблей. Они чудом не затонули во время обстрелов, да и вообще случайно попали на борт. Один матрос рассказал потом, как это было: судно уже отплывало, когда подъехал автомобиль, из которого вышли какой-то офицер и пожилой мужчина — это был мой дед. Он буквально умолял капитана вывезти из блокадного Ленинграда ящики с панно для московского метро. Говорил, что скорее всего больше не успеет сделать ни одной работы, что эта мозаика — последняя в его жизни.. .

Эта история повторяется во многих статьях и  передачах. Эта же версия изложена в замечательном фильме  «Метро» Елизаветы Листовой из цикла «Советская Империя». Эпизод про мозаики на 1:04:00.  В фильме есть замечательные кадры создания мозаик для Новокузнецкой, которые явно сняты до войны.

Где же сейчас блокадные мозаики Фролова?

Однако, мозаики для Московского метро Владимир Фролов в Блокаду делал. Делал действительно в нечеловеческих условиях голода и холода, возможно в одиночку в  самый тяжёлый период блокады конца 1941 — начала 1942, который он не пережил. Фролов умер 3 февраля 1942.

И  из блокадного Ленинграда  мозаики для Московского метро действительно вывозили. В архивах найдены свидетельства, что 28 сентября 1942 года «три мозаичных панно для станции ЗИС» были получены «в соответствии с договором» представителем Метростроя т. Таубкиным С. Р.

Всего  стены станции «ЗиС» («Автозаводская») украшены восемью смальтовыми мозаичными панно  «Советский народ в годы Великой Отечественной Войны». Мозаики выполнены в блокадном Ленинграде В. А. Фроловым по эскизам художников В. Ф. Бордиченко, Б. В. Покровского и Ф. К. Лехта. Кроме того, для консультации приглашался академик живописи Е. Е. Лансере.  Именно над этими мозаиками В. А. Фролов работал после окончания работ над мозаиками для Павелецкой с начала 1941 года до своего последнего дня жизни в 1942-м году.

Более того, работы над мозаиками для станции ЗиС продолжились и после войны. Так газета «Ударник Метростроя» сообщает о  прибытии ещё одной мозаики в Москву из Ленинградской мастерской, где Фролов проработал до самой смерти. Его дело продолжили его ученики Малышев, Сорокин, Николаев, Грошев и другие художники Ленинградской мозаичной мастерской.

Статья 1948 о прибытии панно на станцию ЗиС. Фото Александр "Rusos" Попов
Статья 1948 о прибытии панно на станцию ЗиС. Фото Александр «Rusos» Попов

К сожалению я не нашёл фотографию  спасителя мозаик Самуила Рувимовича Таубкина. После войны он написал книгу по строительству метро. Единственное упоминание о нём я  нашёл в фельетоне Огонька. Там писали о том, что  на пенсии он вырыл под своей дачей бетонный бункер. Видимо строить тоннели было делом его жизни.

Сохранился приказ в котором «За образцовое выполнение в весьма сложных условиях… возложенного задания по командировке в Ленинград, связанной со своевременным окончанием работ Замоскворецкого радиуса», приказом № 453 инженер Таубкин С.Р., вывезший мозаики из блокадного кольца, получил благодарность и был премирован полуторамесячным окладом.   Только вдумайтесь: человек приезжает в блокадный Ленинград и вывозит мозаики!

То есть сам Фролов отправить мозаики  уже никак не мог. Таким образом памятная доска Фролову должна стоять не на Новокузнецкой, а на Автозаводской! 

те самые блокадные мозаики Фролова
Те самые блокадные мозаики Фролова для станции «ЗиС» (Автозаводская). Всего их 7.

 

Другие мифы Новокузнецкой

Скамьи из Храма Христа Спасителя на Новокузнецкой

Впрочем, Новокузнецкой к легендам не привыкать. Например, про неё ходят упорно легенды, что украшения скамеек взяты из уничтоженного Храма Христа Спасителя.

Скамьи с уютными мозаичными ковриками.
Мраморные скамьи с уютными мозаичными ковриками. ©Александр «Rusos» Попов

 

Однако в Храме Христа Спасителя не было скамей, и скамьи Новокузнецкой сделаны из хорошо узнаваемого геологами  мрамора, который начали разрабатывать значительно позже. Поставить точку в этой истории помогла Евгения Литвин-Счастливых.  Она поговорила с сыном архитектора станции. Вот что Евгения пишет в посте в FaceBook.

И тут я совершенно случайно узнала, что в Москве живет и здравствует сын архитекторов станции Ивана Таранова и Надежды Быковой — Андрей Иванович. Ему 75 лет, и он также архитектор.
Андрей Иванович принял меня у себя дома, на Патриарших прудах. И рассказал истинную историю Новокузнецкой.
Архитекторов Таранова и Быкову консультировал академик Иван Жолтовский, большой ценитель классического искусства и архитектуры. Он одобрил выбранный молодыми архитекторами рисунок свода для станции, тема которого была позаимствована из римской гробницы Валериев. Скамьи с волютами и растительными орнаментами, а также тонкие торшеры с плоскими светильниками удачно завершали идею подземного дворца. Уют помогали создать мраморные коврики, выложенные под торшерами и у скамей.
Иван Таранов прекрасно рисовал, по его эскизам были выполнены скамьи ещё в 1938 году из мрамора коелга (месторождение этого мрамора начали разрабатывать в 1925 году в Челябинской области). Далее своего часа скамьи ожидали, по словами Андрея Ивановича, скорее всего на складе завода Метростроя в Черкизово.
Но тут грянула война. Иван Таранов и вся семья были эвакуированы в Барнаул. После того, как немцев отбросили от Москвы, строительство метро возобновили, и Новокузнецкую хотели закончить другие архитекторы. Таранов не без труда вернулся в Москву и отстоял своё право завершить строительство станции. Его, в буквальном смысле, хотели оболгать, снова припомнив дворянское происхождение, а также обвинив в якобы высоких тратах на изготовление скамей в условиях военного времени. Таранову уже светил срок, но то, что скамьи были изготовлены ещё до войны в 1938 году, фактически спасло ему жизнь. При этом, пришёл приказ сверху украсить станцию военной темой и установить мозаики Фролова в свод.
Конечно, Таранов и Быкова были против, как и Жолтовский. Ведь белая и изящная станция теряла свою легкость, но приказ есть приказ. Картуши с изображением военных полководцев, фризы с пушками и солдатами, мозаики были установлены. Таким образом получилось, что это не скамьи смотрятся чуждо по отношению к геральдике, а, напротив, именно она чужеродна по отношению к первоначальному проекту. Таранов и Быкова были награждены Сталинской премией за Новокузнецкую. Всего они построили 15 станций метро.

Святой источник храма прямо в метро

Другая любопытная легенда, это то, что вода проникающая на станцию из грунтовых вод  — это та самая вода из святого источника у храма Праскевы Пятницы, что стояла на месте вестибюля станции.

Её одно время собирали из трубочки в арке перехода. Выстраивались очереди за ней. Трубочку убрали в слив.

Трубка для воды из "святого источника"  проникающей на станцию
Трубка для воды из «святого источника» проникающей на станцию

Не только святая вода объект народного творчества. Некоторое время назад во дворике на Пятницкой напротив станции был построен народный мемориал в честь храма.

Народный мемориал в память снесенного храма Праскевы Пятницы на месте станции Новокузнецкая

Фильмы о мозаиках Фролова на Новокузнецкой

Фильмов с эпизодом о мозаиках Фролова на Новокузнецкой  снято несколько, но я отмечу из них два.

Фильм «Метро» Елизаветы Листовой из цикла «Советская Империя»

Пожалуй один из первых был фильм «Метро» Елизаветы Листовой из цикла «Советская Империя». Фильм рассказывает о строительстве метро в Москве и это просто очень хороший фильм.  Эпизод про мозаики на 1:04:00 (это если воспроизведение начнется не  с этого момента).  В фильме есть замечательные кадры создания мозаик в мастерской Фролова которые явно сняты до войны.

Фильм «Исчезнувшие мозаики московского метро» из цикла «Искатели»

Фильм целиком посвящён истории мозаик на станции Новокузнецкая, но  рассказывает о них несколько сумбурно. Понятно, что Искатели уже знают ответ где мозаики со станции Павелецкая (Донбасская), но пытаются изобразить бурные поиски. Однако судьбу мозаик из блокадного Ленинграда они полностью не раскрывают, хоть и показывают их в кадре проездом на Автозаводской. И тут внуком мозаичиста повторяется легенда о вывозе осенью 1941  мозаик на барже. В реальности их вывезли в сентябре 1942 года.

Источники

Наверное, путаницы было бы меньше, если бы информация из издательской программы ≪Интерроса≫ и Государственной Третьяковской галереи «Александр Дейнека. Исследования,книги. выставки. 2009–2011» была помещена не только в трехтомный альбом Дейнеки, но и в популярные и научные статьи. Здесь же, в художественном по сути альбоме, содержатся интереснейшие статьи с научным аппаратом. В частности именно в этой книге указаны (со  ссылками на документы в архивах) вся история создания мозаик и вывоза их из блокадного Ленинграда.   Информация эта помещена в третий том проекта «Дейнека. Монументальное искусство. Скульптура».  Кто писал конкретно эту статью мне не ясно, но я поблагодарю всех  участников и авторов статей в издании:

  • Кристину Кэр, профессор Северо-Западного Университета, исследователь-стипендиат в Институте высших исследований Принстона (США),
  • Егора Кошелева, художника, историка искусства, преподавателя МГХПА имени С.Г. Строганова,
  • Сергея Хачатурова историк искусства, арт-критика, доцент кафедры истории отечественного искусства исторического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова.

Хорошо что теперь есть памятная доска Великому Мастеру, хоть и не не на своём месте. Будем помнить о нём.

Алексей Орлов

Краевед, москвовед, эскурсовод и немного философ